История Сретенского монастыря

МОСКОВСКИЙ СРЕТЕНСКИЙ МОНАСТЫРЬ. ЧАСТЬ 1

Предисловие

Возникновение монастырей в своей основе всегда имеет стремление отдельных личностей к высшему проявлению христианских начал жизни. Это стремление с особенной силой проявляется в важнейшие моменты исторической жизни того или другого народа. В Русской земле монастыри мало возникают одновременно с распространением христианства. В последующее время поводом к возникновению монастырей служили ревность по вере великих подвижников Церкви Христовой и выдающиеся случаи проявления Божественной милости и заступления.Ревнители веры Христовой основывали монастыри с целью распространения этой веры среди людей, находившихся во тьме язычества и религиозного невежества, явление же милости Божией давало повод благочестивым людям созидать монастыри на молитвенную память об этом событии. В дальнейшем своем существовании русские монастыри никогда не уклонялись от своей прямой задачи – творить непрестанную молитву, возбуждать в людях дух веры и благочестия, приходить на помощь страждущим и проч.

Особенно видную роль русские монастыри играли в годы постигавших Русь святую несчастий. Из монастырей раздавался мощный призыв на защиту своей страждущей родины. В монастырях же совершалось постоянное моление о ниспослании высшей помощи. И это моление не оставалось тщетным. Оно зажигало божественным огнем сердца многих и приклоняло на милость Господа Бога и Пречистую Владычицу.

Такое значение русских монастырей налагает на ревнителей веры и благочестия обязанность знать их прошлую историю и в ней находить для себя поучение и назидание. К сожалению, не все русские монастыри описаны с достаточной полнотой. Описание многих из них вошло в общее описание всех монастырей России или отдельных епархий. Отдельные описания не всегда изложены популярным языком и потому не могут давать надлежащего назидания для читающих эти описания. Имея все это в виду, мы и задумали сделать такое описание московского Сретенского монастыря, которое ясно обрисовывало бы его с разных сторон, было бы популярно по изложению и достаточно назидательно по своему содержанию.

При составлении описания монастыря мы пользовались существующими до сих пор печатными литературными трудами Ратшина, Снегирева, Токмакова и др. Заключающиеся здесь сведения тщательно проверили по подлинным памятникам и дополнили их своими собственными изысканиями и заключениями. Предоставляя издание описания монастыря в полную собственность его, мы уповаем, что оно послужит к назиданию тех многих богомольцев, которые ищут в нем для себя утешения и подкрепления.

Автор

I. Местоположение монастыря

Заштатный Сретенский мужской монастырь находится в Москве на улице Большая Лубянка, идущей от Лубянской площади по направлению к Сухаревой башне, в так называемом Белом городе, близ местности, называемой Сретенскими воротами.

В существующих описаниях московского Сретенского монастыря местоположение его указывается в Белом городе на Сретенке. Но это указание не соответствует действительности. Белый город, получивший свое название от белых стен, которыми он был обнесен в 1586 году по повелению царя Феодора Иоанновича, находится вне местности, по которой впоследствии была проложена улица Сретенка. В том месте, где ныне сходятся по прямой линии Большая Лубянка и Сретенка, находились Сретенские ворота Белого города, от которых внутри Белого города по направлению к Владимирским воротам Китай-города тянулась Большая Лубянка, а от Сретенских ворот по направлению к Сухаревой башне продолжалась Сретенка. Сретенский же монастырь был расположен недалеко от Сретенских ворот внутри Белого города и, следовательно, не на Сретенке, а на Большой Лубянке, где остается и поныне. Ошибка описателей Сретенского монастыря произошла, по всей вероятности, оттого, что они сами не проверили действительного местоположения монастыря, а сделали заключение о нем от названия улицы, полагая, что Сретенка получила свое название от расположенного на ней Сретенского монастыря, тогда как и улица и монастырь получили свое название от события сретения Владимирской иконы Божией Матери в 1395 году, а не от совместного их расположения. Могло в данном случае иметь значение и то обстоятельство, что стены Белого города вместе со Сретенскими воротами в XVIII веке были уничтожены, а на месте их были насажены бульвары, что для несведуюших людей затрудняет точно определение конца Большой Лубянки и начала Сретенки.

По направлению от Кремля Сретенский монастырь в настоящее время находится в северной стороне Москвы, и от колокольни Ивана Великого до него можно пройти через Никольские ворота Кремля по Красной площади, Никольской улице, Лубянской площади и Большой Лубянке. Расстояние монастыря от колокольни Ивана Великого не более полутора верст.

Узнать монастырь по его внешности очень легко. Восьмигранная монастырская колокольня и пятиглавый соборный храм имеют темно-синие главы с ажурными золотыми крестами, что невольно бросается в глаза проезжающим или проходящим по Большой Лубянке. Другой приметой для нахождения монастыря могут служить Рождественский и Сретенский бульвары, расположены всего лишь через несколько домов на север от монастыря.

В ближайшем соседстве с монастырем находятся следующие церкви: Флора и Лавра и архидиакона Евпла на Мясницкой улице, Введенская на Кузнецком мосту, Варсонофьевская в переулке этого названия, Рождественский женский монастырь на Рождественке и церковь Успения Божией Матери в Печатниках.

II. Исторические сведения о строительстве монастыря

В первоначальную эпоху существования Москвы в той местности, где ныне расположен Сретенский монастырь, было поле, принадлежавшее, по преданию, боярину Степану Ивановичу Кучке и носившее по имени своего владельца название Кучкова поля. Поле это было отведено для казни преступников. Но по мере развития центральной части Москвы –Кремля, начали оживляться и заселяться прилегавшие к нему местности, в том числе и Кучково поле. Заселению Кучкова поля могло содействовать и то обстоятельство, что оно расположено было в высокой местности, тогда как в низменных местах в ближайшем соседстве с Кремлем были непроходимые болота, наполнявшиеся водой из многочисленных протоков между московскими холмами. Для осушения этих болот и упорядочения протоков нужно было потратить много времени и труда, тогда как Кучково поле было совершенно годно для заселения.

Вместе с населением в древней Руси обычно в скором времени возникали и храмы Божии. Таким храмом на Кучковом поле, по летописным сказаниям, оказалась деревянная церковь во имя преподобной Марии Египетской. Церковь эта была построена в 1385 году. Кем она была построена и по какому поводу, летописные сказания об этом умалчивают. Но об этом можно делать вероятные предположения. В числе преступников, казненных на Кучковом поле, были и знатные люди, и притом такие, которые по народному сознанию оказывались страждущими за правду. К числу таких страдальцев московский народ мог отнести тысяцкого Ивана Васильевича Вельяминова и его сообщника купца Некомата, казненных на Кучковом поле при великом князе Димитрии Иоанновиче за сопротивление князю. Чтя их страдания, народ русский или, по крайней мере, их ближайшие родственники и могли построить на месте их кончины церковь во имя преподобной Марии Египетской.

Дальнейшая судьба церкви преподобной Марии Египетской представляется не совсем ясной. Рядом с этой церковью в 1395 году была построена более обширная церковь в честь Владимирской иконы Божией Матери. При этих двух церквях в 1397 году была открыта мужская обитель. По всей вероятности в обеих этих церквях постоянно совершалось богослужение, но предпочтение оказывалось церкви Владимирской иконы Божией Матери, так как устройство ее было связано с чудесным событием встречи Владимирской иконы, послужившим причиной возникновения не только этой церкви, но и самого монастыря.

Деревянная церковь преподобной Марии Египетской существовала, надо полагать, до конца XV века, до царствования великого князя Иоанна III. Этот князь отличался особенной любовью к строительству. Он вызвал из Италии хороших архитекторов и зодчих, в том числе знаменитого Аристотеля Фиоравенти (строителя Успенского собора), и при помощи их обстроив Кремль, украсив его знаменитыми храмами, и по всей Москве старался перестраивать обветшавшие деревянные храмы на каменные. В особенности же он обращал внимание на переустройство и украшение таких храмов, возникновение которых относилось к первоначальной истории Москвы. К числу таких храмов, несомненно, принадлежали и храмы преподобной Марии Египетской и Владимирской иконы Божией Матери, находившиеся в Сретенском монастыре. А о Владимирском храме несомненно известно, что он переделан был из деревянного в каменный в 1482 году. Следовательно, к этому же времени нужно относить переустройство на каменный и деревянного храма преподобной Марии Египетской.

Описатель монастырей Ратшин утверждает, будто бы переустройство храма преподобной Марии Египетской на каменный произошло не около 1482 года, а гораздо позже – в 1784 году. Но это утверждение неосновательно. Достаточно взглянуть на архитектуру этой церкви и кирпичную кладку ее, чтобы с несомненностью отнести устройство ее не к XVIII, а к концу XV века. Почтенная древность церкви обнаруживается еще и из того, что в настоящее время она близка к полному разрушению и держится благодаря лишь железным и деревянным подпоркам внутри и пяти железным обручам, охватывающим ее снаружи. (Подпорки и железные обручи были сделаны в 1883 году, при архимандрите Антонине Державине.) А этого ни в каком случае не могло бы произойти, если бы церковь была построена в 1784 году.

По свидетельству другого описателя Сретенского монастыря, И.Ф. Токмакова, церковь преподобной Марии Египетской в 1784 году была не вновь устроена, а только лишь капитально отремонтирована, с изменением некоторых наружных частей, что и могло, конечно, подать повод к мнению о новом устройстве ее в то время. По словам того же Токмакова, в его время на стене храма была следующая надпись, ныне не существующая: «Возобновлен бысть храм сей в лето от воплощения Бога Слова 1784 года, в царствование великой государыни императрицы Екатерины Алексеевны всея России, по благословению Московского архиепископа Платона, иждивением коллежского ассесора Афанасия Абрамовича Гончарова, а освящен бысть оного же месяца ноемврия в 18-й день, а освящал сея обители игумен Арсений с освященным собором».

Еще с большей несомненностью свидетельствует о существовании каменного храма преподобной Марии Египетской до 1784 года сохранившаяся и ныне на арке, ведущей в придел церкви, надпись следующего содержания: «Лето 7189 (1681) декабря в 1-й день на память святого пророка Наума преставился раб Божий иерей Григорий Сидоров, а положен против сего камени у правого клироса». Упомянутый выше придел в честь Сретения Господня при церкви преподобной Марии Египетской был устроен в 1706 году иждивением фабриканта А.А. Милютина, что, в свою очередь, свидетельствует о существовании каменного храма преподобной Марии Египетской до 1684 года.

В 1832 году в храме преподобной Марии Египетской, за крайней его ветхостью, совершенно прекращено было богослужение, и с тех пор он находится в запустении.

В настоящее время церковь Марии Египетской находится в следующем виде. Она имеет форму неправильного четырехугольника, одноглавая, с окнами в два света. Длина ее с алтарем 17 аршин, ширина без придела – 13 аршин, с приделом – 20,5 аршин, высота от пола до сводов 10,25 аршин, а от подошвы цоколя до вершины креста – 7 сажен. Иконостас в церкви деревянный, не крашеный, времен императора Александра I. Богослужения в церкви с 1832 года не бывает. Вообще церковь находится в полном запустении и близка к разрушению. В архитектурном и археологическом отношении она ничего выдающегося не представляет, а свои неуместным положением стесняет монастырский погост и портит внешний вид соборной церкви. В виду этого без особой потери для археологической науки церковь эта может быть совершенно снесена, тем более что архитектура ее одинакова с архитектурой рядом стоящего с ней соборного храма.

Вторым храмом Сретенского монастыря по времени построения является церковь в честь Владимирской иконы Божией Матери. Впервые она построена была из дерева в 1395 году в память сретения Владимирской иконы Божией Матери, сопровождавшегося чудесным удалением из приделов Руси грозного завоевателя – ордынского царя Темир-Аксака.

Спустя два года после построения церкви при ней был учрежден мужской Сретенский монастырь, и она стала считаться главной монастырской церковью. В том же году (1397) был установлен на вечные времена крестный ход из Кремля в Сретенский монастырь. Это обстоятельство привлекало к монастырю исключительное внимание со стороны московских князей. Они не оставляли монастыря своими щедротами и заботились о благоукрашении его.

Великий князь Иоанн III, ревнуя о благоукрашении монастыря, в 1482 году велел сломать деревянную церковь в память сретения Владимирской иконы Божией Матери и на месте ее построил каменный храм. Храм этот существовал до 1679 года, когда, по повелению царя Федора Алексеевича, он был сломан и на месте его был воздвигнут ныне существующий соборный монастырский храм прежнего имени – Сретенский. С южной стороны храм этот имеет придел в честь Рождества Иоанна Предтечи. О построении соборного храма и придела к нему свидетельствует надпись, вырезанная на каменной плите и вделанная в стену при входе в соборную церковь с южной стороны. Надпись эта следующего содержания: «Божиею милостью, повелением государя нашего царя и великого князя Федора Алексеевича всея России, и по благословению Святейшего Иоакима, Патриарха Московского, построена сия соборная церковь в лето 7187 (1679) августа в 24-й день и освящена в том же году августа в 24-й день, Патриархом Московским Иоакимом. А сей придел построен с повеления государя царя и великого князя Петра Алексеевича всея России, и по благословению Стефана, митрополита Рязанского и Муромского, в лето 7214-е (1706), меж патриаршеством, по обещанию обители сея игумена Моисея Великосельского».

Соборный храм построен в московско-ярославском стиле, имеет квадратную форму и сверху украшен пятью куполами в виде луковиц. Алтарная часть приделана в виде трех полукружий, с западной стороны – паперть, и два крыльца с северной и южной стороны имеют квадратную форму. Верхняя часть стен храма от карниза до крыши украшена арками, по три с каждой стороны. В простенках арок написаны большие иконы. Крыша храма обычного зеленого цвета, а луковицы – традиционного синего. Кресты на главах большого размера, золоченые, ажурной работы с цепями. (Последний раз кресты были вызолочены при настоятеле архимандрите Никоне (Нечаеве) в 1906 году.)

Внутри храма существуют два престола: главный – в честь Сретения Владимирской иконы Божией Матери и придельный – во имя Иоанна Предтечи. С правой стороны алтаря над сводами устроена ризничная палата. Кроме того, для ризницы приспособлено северное крыльцо.

Внутренние стены и своды алтаря и храма покрыты сплошной живописью альфреско по обещанию стольника Семена Федоровича Грибоедова в 1707 году, которое до 1892 года поддерживалось и подписывалось по частям и притом только в нижней части собора. В 1892 году, в царствование государя императора Александра III Александровича и с благословения митрополита Московского Леонтия, при архимандрите Дмитрии (Ключареве), вся стенная иконопись собора была промыта, очищена от наносных наслоений и восстановлена в возможно точном первоначальном своем виде по указанию Московского археологического общества искусным в реставрации древностей иконописцем Н.М. Софоновым. В то же время и иконостас в этом соборе был исправлен столярной работой, пополнен резьбой, утраченной временем, и вновь вызолочен червонным золотом на полимент специальным мастером иконописных работ И.М. Фроловым.

В 1904 году внутри собора две колонны были обделаны серым мрамором, а пол в алтаре и храме, также и в приделе, устлан метлахскими плитками. Снаружи вокруг соборного храма в 1850 году выведен прекрасный фундамент из белого камня вместо прежнего кирпичного. В 1885 году, при архимандрите Серафиме (Богоявленском), в соборном храме устроено калориферное отопление, до того же времени он был холодным. Но отапливался этот храм только одну зиму: за перемещением архимандрита Серафима на другое место перестали отапливать и собор, и только в 1911 году, при архимандрите Афанасии (Самбикине), печь была заново переложена и снова начато отопление собора.

Кроме двух описанных церквей, в Сретенском монастыре есть еще третья – во имя святителя Николая. Храм этот расположен по улице Большая Лубянка, имеет два этажа и вход из-под святых монастырских ворот, расположенных в задней части церкви под колокольней. Церковь святителя Николая и колокольня в настоящее время составляют одно общее здание, но при первоначальном устройстве их это едва ли было так. Судя по внутреннему устройству церкви, можно думать, что между колокольней и церковью был промежуток, в котором могло находиться жилое помещение. Сохранилось даже предание, что в этом помещении проживал боярин князь Александр Петрович Прозоровский, который и был строителем церкви святителя Николая и примыкающей к колокольне каменной часовни, построенной на месте деревянной, существовавшей здесь с древних времен. Около того же времени и, может быть, при содействии того же боярина Прозоровского над святыми вратами была устроена колокольня.

Церковь святителя Николая имеет квадратную форму, помещается на втором этаже, алтарем обращена не на восток, а на север, в зависимости от расположения ее по улице Большая Лубянка и сверху украшена одной главой. Нижний этаж церкви предположен был для усыпальницы. Здесь на каменной плите, вделанной в стену, сохранилась отчетливая надпись следующего содержания: «Лета Господня 1709 года, месяца ноемврия 22-го числа в 3-м часу дни преставилась боярина князя Бориса Ивановича Прозоровского жена боярыня княгиня Анастасия Семеновна». Эта надпись свидетельствует о том, что усыпальница предполагалась для храмостроителей. Были ли погребены там и другие лица, вещественных памятников об этом не сохранилось.

С течением времени церковь святителя Николая была значительно переустроена. Сначала к ней был пристроен бригадиршей Прасковьей Григорьевной Кориной придел во имя Всех святых, а затем, после канонизации святого Димитрия Ростовского, был застроен промежуток между церковью святителя Николая и колокольней и в этой пристройке на иждивение И.И. Мещанинова был сделан третий престол – во имя святителя Димитрия Ростовского. Но престол этот оказался не к месту, стеснял помещение Никольской церкви, обращенной в теплую церковь для зимнего богослужения, а потому в 1832 году был упразднен, а на его месте сооружен большой крест – «Голгофа».

В настоящее время церковь святителя Николая имеет два престола, украшена стенной живописью и иконостасами обыкновенной работы XIX века, не отличается высотой потолков и обилием света. Вследствие этого служить и молиться в ней довольно тяжело. Но так как соборный храм до 1911 года зимой не отапливался, Никольский храм, как снабженный отоплением, являлся местом отправления богослужения в зимнее время. Нижний этаж в том месте, где была усыпальница, приспособлен для калориферного отопления и других хозяйственных надобностей, а под промежуточной пристройкой (под трапезной частью храма) – для помещения привратников и звонарей.

В этом храме замечательны следующие иконы: 1) местная Владимирская икона Божией Матери в иконостасе; 2) Николая Чудотворца в трапезной части храма и 3) апостола ИоаннаБогослова.

Колокольня имеет довольно красивую восьмигранную форму, снабжена множеством колоколов, из которых большой, отлитый в 1745 году, весит 195 пудов 10 фунтов и славится в Москве своим гармоничным звоном.

Владимирская часовня находится у святых врат и имеет выход на улицу Большая Лубянка. Часовня украшена большим крестом – «Голгофой» и большими иконами. Она открывается ежедневно на целый день. Многие проходящие мимо заходят в нее, молятся у икон, ставят свечи и делают пожертвования. По желанию некоторых из них здесь совершаются очередным иеромонахом молебны, панихиды и водоосвящение.

Вокруг монастырских церквей по окраинам усадьбы расположены монастырские дома и службы. Непосредственно возле колокольни, налево от святых врат, находятся настоятельские покои. Настоятель проживает в верхнем этаже, а нижний отводится для казначея. В глубине усадьбы с западной стороны стоит большой двухэтажный каменный корпус для братии монастырской, а рядом с ним, по направлению к северу, – каретный сарай и конюшня. На северной стороне, опять-таки в глубине усадьбы, в недавнее время устроен особый корпус для церковно-приходской школы и для временного проживания почетных иноков и случайных гостей.

Bсе вообще монастырские жилые помещения новейшей постройки (не позже XIX века) и потому в археологическом отношении ничего интересного из себя не представляют. Пустые пространства между церквями и домами засажены небольшими палисадниками, что придает монастырской усадьбе приятный вид и скрашивает неправильное расположение монастырских церквей и домов.

С южной и северной сторон непосредственно примыкают к Сретенскому монастырю три принадлежащих ему подворья. На этих подворьях имеются доходные дома, но значительное пространство в них еще не использовано. Кроме подворий монастырю принадлежат следующие угодья: 1) мельница на реке Сестре в Дмитровском уезде Московской губернии с землей в количестве 1095 кв. сажен; 2) земля при селе Никольском, Озерецкое тож, Московского уезда в количестве 6 десятин 160 кв. сажен; 3) дача, именуемая «Румянцева пустошь», в Подольском уезде, с землей в количестве 31 десятины 1561 кв. сажен.

(Окончание следует.)

Поделиться с друзьями/Share and Enjoy:
  • Добавить ВКонтакте заметку об этой странице
  • Мой Мир
  • Facebook
  • Twitter
  • LiveJournal
  • В закладки Google
  • Яндекс.Закладки
  • LinkedIn
  • МоёМесто.ru
  • Сто закладок
  • email
  • MSN Reporter
  • Print
  • RSS
  • Блог Li.ру
  • Блог Я.ру
  • Одноклассники

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *