История Сретенского монастыря

МОСКОВСКИЙ СРЕТЕНСКИЙ МОНАСТЫРЬ. ЧАСТЬ 1

 
Предисловие
 

Возникновение монастырей в своей основе всегда имеет стремление отдельных личностей к высшему проявлению христианских начал жизни. Это стремление с особенной силой проявляется в важнейшие моменты исторической жизни того или другого народа. В Русской земле монастыри мало возникают одновременно с распространением христианства. В последующее время поводом к возникновению монастырей служили ревность по вере великих подвижников Церкви Христовой и выдающиеся случаи проявления Божественной милости и заступления.Ревнители веры Христовой основывали монастыри с целью распространения этой веры среди людей, находившихся во тьме язычества и религиозного невежества, явление же милости Божией давало повод благочестивым людям созидать монастыри на молитвенную память об этом событии. В дальнейшем своем существовании русские монастыри никогда не уклонялись от своей прямой задачи – творить непрестанную молитву, возбуждать в людях дух веры и благочестия, приходить на помощь страждущим и проч.

Особенно видную роль русские монастыри играли в годы постигавших Русь святую несчастий. Из монастырей раздавался мощный призыв на защиту своей страждущей родины. В монастырях же совершалось постоянное моление о ниспослании высшей помощи. И это моление не оставалось тщетным. Оно зажигало божественным огнем сердца многих и приклоняло на милость Господа Бога и Пречистую Владычицу.

Такое значение русских монастырей налагает на ревнителей веры и благочестия обязанность знать их прошлую историю и в ней находить для себя поучение и назидание. К сожалению, не все русские монастыри описаны с достаточной полнотой. Описание многих из них вошло в общее описание всех монастырей России или отдельных епархий. Отдельные описания не всегда изложены популярным языком и потому не могут давать надлежащего назидания для читающих эти описания. Имея все это в виду, мы и задумали сделать такое описание московского Сретенского монастыря, которое ясно обрисовывало бы его с разных сторон, было бы популярно по изложению и достаточно назидательно по своему содержанию.

При составлении описания монастыря мы пользовались существующими до сих пор печатными литературными трудами Ратшина, Снегирева, Токмакова и др. Заключающиеся здесь сведения тщательно проверили по подлинным памятникам и дополнили их своими собственными изысканиями и заключениями. Предоставляя издание описания монастыря в полную собственность его, мы уповаем, что оно послужит к назиданию тех многих богомольцев, которые ищут в нем для себя утешения и подкрепления.

                                             Иеромонах Иосиф

I. Местоположение монастыря

Заштатный Сретенский мужской монастырь находится в Москве на улице Большая Лубянка, идущей от Лубянской площади по направлению к Сухаревой башне, в так называемом Белом городе, близ местности, называемой Сретенскими воротами.

В существующих описаниях московского Сретенского монастыря местоположение его указывается в Белом городе на Сретенке. Но это указание не соответствует действительности. Белый город, получивший свое название от белых стен, которыми он был обнесен в 1586 году по повелению царя Феодора Иоанновича, находится вне местности, по которой впоследствии была проложена улица Сретенка. В том месте, где ныне сходятся по прямой линии Большая Лубянка и Сретенка, находились Сретенские ворота Белого города, от которых внутри Белого города по направлению к Владимирским воротам Китай-города тянулась Большая Лубянка, а от Сретенских ворот по направлению к Сухаревой башне продолжалась Сретенка. Сретенский же монастырь был расположен недалеко от Сретенских ворот внутри Белого города и, следовательно, не на Сретенке, а на Большой Лубянке, где остается и поныне. Ошибка описателей Сретенского монастыря произошла, по всей вероятности, оттого, что они сами не проверили действительного местоположения монастыря, а сделали заключение о нем от названия улицы, полагая, что Сретенка получила свое название от расположенного на ней Сретенского монастыря, тогда как и улица и монастырь получили свое название от события сретения Владимирской иконы Божией Матери в 1395 году, а не от совместного их расположения. Могло в данном случае иметь значение и то обстоятельство, что стены Белого города вместе со Сретенскими воротами в XVIII веке были уничтожены, а на месте их были насажены бульвары, что для несведуюших людей затрудняет точно определение конца Большой Лубянки и начала Сретенки.

По направлению от Кремля Сретенский монастырь в настоящее время находится в северной стороне Москвы, и от колокольни Ивана Великого до него можно пройти через Никольские ворота Кремля по Красной площади, Никольской улице, Лубянской площади и Большой Лубянке. Расстояние монастыря от колокольни Ивана Великого не более полутора верст.

Узнать монастырь по его внешности очень легко. Восьмигранная монастырская колокольня и пятиглавый соборный храм имеют темно-синие главы с ажурными золотыми крестами, что невольно бросается в глаза проезжающим или проходящим по Большой Лубянке. Другой приметой для нахождения монастыря могут служить Рождественский и Сретенский бульвары, расположены всего лишь через несколько домов на север от монастыря.

В ближайшем соседстве с монастырем находятся следующие церкви: Флора и Лавра и архидиакона Евпла на Мясницкой улице, Введенская на Кузнецком мосту, Варсонофьевская в переулке этого названия, Рождественский женский монастырь на Рождественке и церковь Успения Божией Матери в Печатниках.

II. Исторические сведения о строительстве монастыря

В первоначальную эпоху существования Москвы в той местности, где ныне расположен Сретенский монастырь, было поле, принадлежавшее, по преданию, боярину Степану Ивановичу Кучке и носившее по имени своего владельца название Кучкова поля. Поле это было отведено для казни преступников. Но по мере развития центральной части Москвы –Кремля, начали оживляться и заселяться прилегавшие к нему местности, в том числе и Кучково поле. Заселению Кучкова поля могло содействовать и то обстоятельство, что оно расположено было в высокой местности, тогда как в низменных местах в ближайшем соседстве с Кремлем были непроходимые болота, наполнявшиеся водой из многочисленных протоков между московскими холмами. Для осушения этих болот и упорядочения протоков нужно было потратить много времени и труда, тогда как Кучково поле было совершенно годно для заселения.

Вместе с населением в древней Руси обычно в скором времени возникали и храмы Божии. Таким храмом на Кучковом поле, по летописным сказаниям, оказалась деревянная церковь во имя преподобной Марии Египетской. Церковь эта была построена в 1385 году. Кем она была построена и по какому поводу, летописные сказания об этом умалчивают. Но об этом можно делать вероятные предположения. В числе преступников, казненных на Кучковом поле, были и знатные люди, и притом такие, которые по народному сознанию оказывались страждущими за правду. К числу таких страдальцев московский народ мог отнести тысяцкого Ивана Васильевича Вельяминова и его сообщника купца Некомата, казненных на Кучковом поле при великом князе Димитрии Иоанновиче за сопротивление князю. Чтя их страдания, народ русский или, по крайней мере, их ближайшие родственники и могли построить на месте их кончины церковь во имя преподобной Марии Египетской.

Дальнейшая судьба церкви преподобной Марии Египетской представляется не совсем ясной. Рядом с этой церковью в 1395 году была построена более обширная церковь в честь Владимирской иконы Божией Матери. При этих двух церквях в 1397 году была открыта мужская обитель. По всей вероятности в обеих этих церквях постоянно совершалось богослужение, но предпочтение оказывалось церкви Владимирской иконы Божией Матери, так как устройство ее было связано с чудесным событием встречи Владимирской иконы, послужившим причиной возникновения не только этой церкви, но и самого монастыря.

Деревянная церковь преподобной Марии Египетской существовала, надо полагать, до конца XV века, до царствования великого князя Иоанна III. Этот князь отличался особенной любовью к строительству. Он вызвал из Италии хороших архитекторов и зодчих, в том числе знаменитого Аристотеля Фиоравенти (строителя Успенского собора), и при помощи их обстроив Кремль, украсив его знаменитыми храмами, и по всей Москве старался перестраивать обветшавшие деревянные храмы на каменные. В особенности же он обращал внимание на переустройство и украшение таких храмов, возникновение которых относилось к первоначальной истории Москвы. К числу таких храмов, несомненно, принадлежали и храмы преподобной Марии Египетской и Владимирской иконы Божией Матери, находившиеся в Сретенском монастыре. А о Владимирском храме несомненно известно, что он переделан был из деревянного в каменный в 1482 году. Следовательно, к этому же времени нужно относить переустройство на каменный и деревянного храма преподобной Марии Египетской.

Описатель монастырей Ратшин утверждает, будто бы переустройство храма преподобной Марии Египетской на каменный произошло не около 1482 года, а гораздо позже – в 1784 году. Но это утверждение неосновательно. Достаточно взглянуть на архитектуру этой церкви и кирпичную кладку ее, чтобы с несомненностью отнести устройство ее не к XVIII, а к концу XV века. Почтенная древность церкви обнаруживается еще и из того, что в настоящее время она близка к полному разрушению и держится благодаря лишь железным и деревянным подпоркам внутри и пяти железным обручам, охватывающим ее снаружи. (Подпорки и железные обручи были сделаны в 1883 году, при архимандрите Антонине Державине.) А этого ни в каком случае не могло бы произойти, если бы церковь была построена в 1784 году.

По свидетельству другого описателя Сретенского монастыря, И.Ф. Токмакова, церковь преподобной Марии Египетской в 1784 году была не вновь устроена, а только лишь капитально отремонтирована, с изменением некоторых наружных частей, что и могло, конечно, подать повод к мнению о новом устройстве ее в то время. По словам того же Токмакова, в его время на стене храма была следующая надпись, ныне не существующая: «Возобновлен бысть храм сей в лето от воплощения Бога Слова 1784 года, в царствование великой государыни императрицы Екатерины Алексеевны всея России, по благословению Московского архиепископа Платона, иждивением коллежского ассесора Афанасия Абрамовича Гончарова, а освящен бысть оного же месяца ноемврия в 18-й день, а освящал сея обители игумен Арсений с освященным собором».

Еще с большей несомненностью свидетельствует о существовании каменного храма преподобной Марии Египетской до 1784 года сохранившаяся и ныне на арке, ведущей в придел церкви, надпись следующего содержания: «Лето 7189 (1681) декабря в 1-й день на память святого пророка Наума преставился раб Божий иерей Григорий Сидоров, а положен против сего камени у правого клироса». Упомянутый выше придел в честь Сретения Господня при церкви преподобной Марии Египетской был устроен в 1706 году иждивением фабриканта А.А. Милютина, что, в свою очередь, свидетельствует о существовании каменного храма преподобной Марии Египетской до 1684 года.

В 1832 году в храме преподобной Марии Египетской, за крайней его ветхостью, совершенно прекращено было богослужение, и с тех пор он находится в запустении.

В настоящее время церковь Марии Египетской находится в следующем виде. Она имеет форму неправильного четырехугольника, одноглавая, с окнами в два света. Длина ее с алтарем 17 аршин, ширина без придела – 13 аршин, с приделом – 20,5 аршин, высота от пола до сводов 10,25 аршин, а от подошвы цоколя до вершины креста – 7 сажен. Иконостас в церкви деревянный, не крашеный, времен императора Александра I. Богослужения в церкви с 1832 года не бывает. Вообще церковь находится в полном запустении и близка к разрушению. В архитектурном и археологическом отношении она ничего выдающегося не представляет, а своим неуместным положением стесняет монастырский погост и портит внешний вид соборной церкви. В виду этого без особой потери для археологической науки церковь эта может быть совершенно снесена, тем более что архитектура ее одинакова с архитектурой рядом стоящего с ней соборного храма.

Вторым храмом Сретенского монастыря по времени построения является церковь в честь Владимирской иконы Божией Матери. Впервые она построена была из дерева в 1395 году в память сретения Владимирской иконы Божией Матери, сопровождавшегося чудесным удалением из приделов Руси грозного завоевателя – ордынского царя Темир-Аксака.

Спустя два года после построения церкви при ней был учрежден мужской Сретенский монастырь, и она стала считаться главной монастырской церковью. В том же году (1397) был установлен на вечные времена крестный ход из Кремля в Сретенский монастырь. Это обстоятельство привлекало к монастырю исключительное внимание со стороны московских князей. Они не оставляли монастыря своими щедротами и заботились о благоукрашении его.

Великий князь Иоанн III, ревнуя о благоукрашении монастыря, в 1482 году велел сломать деревянную церковь в память сретения Владимирской иконы Божией Матери и на месте ее построил каменный храм. Храм этот существовал до 1679 года, когда, по повелению царя Федора Алексеевича, он был сломан и на месте его был воздвигнут ныне существующий соборный монастырский храм прежнего имени – Сретенский. С южной стороны храм этот имеет придел в честь Рождества Иоанна Предтечи. О построении соборного храма и придела к нему свидетельствует надпись, вырезанная на каменной плите и вделанная в стену при входе в соборную церковь с южной стороны. Надпись эта следующего содержания: «Божиею милостью, повелением государя нашего царя и великого князя Федора Алексеевича всея России, и по благословению Святейшего Иоакима, Патриарха Московского, построена сия соборная церковь в лето 7187 (1679) августа в 24-й день и освящена в том же году августа в 24-й день, Патриархом Московским Иоакимом. А сей придел построен с повеления государя царя и великого князя Петра Алексеевича всея России, и по благословению Стефана, митрополита Рязанского и Муромского, в лето 7214-е (1706), меж патриаршеством, по обещанию обители сея игумена Моисея Великосельского».

Соборный храм построен в московско-ярославском стиле, имеет квадратную форму и сверху украшен пятью куполами в виде луковиц. Алтарная часть приделана в виде трех полукружий, с западной стороны – паперть, и два крыльца с северной и южной стороны имеют квадратную форму. Верхняя часть стен храма от карниза до крыши украшена арками, по три с каждой стороны. В простенках арок написаны большие иконы. Крыша храма обычного зеленого цвета, а луковицы – традиционного синего. Кресты на главах большого размера, золоченые, ажурной работы с цепями. (Последний раз кресты были вызолочены при настоятеле архимандрите Никоне (Нечаеве) в 1906 году.)

Внутри храма существуют два престола: главный – в честь Сретения Владимирской иконы Божией Матери и придельный – во имя Иоанна Предтечи. С правой стороны алтаря над сводами устроена ризничная палата. Кроме того, для ризницы приспособлено северное крыльцо.

Внутренние стены и своды алтаря и храма покрыты сплошной живописью альфреско по обещанию стольника Семена Федоровича Грибоедова в 1707 году, которое до 1892 года поддерживалось и подписывалось по частям и притом только в нижней части собора. В 1892 году, в царствование государя императора Александра III Александровича и с благословения митрополита Московского Леонтия, при архимандрите Дмитрии (Ключареве), вся стенная иконопись собора была промыта, очищена от наносных наслоений и восстановлена в возможно точном первоначальном своем виде по указанию Московского археологического общества искусным в реставрации древностей иконописцем Н.М. Софоновым. В то же время и иконостас в этом соборе был исправлен столярной работой, пополнен резьбой, утраченной временем, и вновь вызолочен червонным золотом на полимент специальным мастером иконописных работ И.М. Фроловым.

В 1904 году внутри собора две колонны были обделаны серым мрамором, а пол в алтаре и храме, также и в приделе, устлан метлахскими плитками. Снаружи вокруг соборного храма в 1850 году выведен прекрасный фундамент из белого камня вместо прежнего кирпичного. В 1885 году, при архимандрите Серафиме (Богоявленском), в соборном храме устроено калориферное отопление, до того же времени он был холодным. Но отапливался этот храм только одну зиму: за перемещением архимандрита Серафима на другое место перестали отапливать и собор, и только в 1911 году, при архимандрите Афанасии (Самбикине), печь была заново переложена и снова начато отопление собора.

Кроме двух описанных церквей, в Сретенском монастыре есть еще третья – во имя святителя Николая. Храм этот расположен по улице Большая Лубянка, имеет два этажа и вход из-под святых монастырских ворот, расположенных в задней части церкви под колокольней. Церковь святителя Николая и колокольня в настоящее время составляют одно общее здание, но при первоначальном устройстве их это едва ли было так. Судя по внутреннему устройству церкви, можно думать, что между колокольней и церковью был промежуток, в котором могло находиться жилое помещение. Сохранилось даже предание, что в этом помещении проживал боярин князь Александр Петрович Прозоровский, который и был строителем церкви святителя Николая и примыкающей к колокольне каменной часовни, построенной на месте деревянной, существовавшей здесь с древних времен. Около того же времени и, может быть, при содействии того же боярина Прозоровского над святыми вратами была устроена колокольня.

Церковь святителя Николая имеет квадратную форму, помещается на втором этаже, алтарем обращена не на восток, а на север, в зависимости от расположения ее по улице Большая Лубянка и сверху украшена одной главой. Нижний этаж церкви предположен был для усыпальницы. Здесь на каменной плите, вделанной в стену, сохранилась отчетливая надпись следующего содержания: «Лета Господня 1709 года, месяца ноемврия 22-го числа в 3-м часу дни преставилась боярина князя Бориса Ивановича Прозоровского жена боярыня княгиня Анастасия Семеновна». Эта надпись свидетельствует о том, что усыпальница предполагалась для храмостроителей. Были ли погребены там и другие лица, вещественных памятников об этом не сохранилось.

С течением времени церковь святителя Николая была значительно переустроена. Сначала к ней был пристроен бригадиршей Прасковьей Григорьевной Кориной придел во имя Всех святых, а затем, после канонизации святого Димитрия Ростовского, был застроен промежуток между церковью святителя Николая и колокольней и в этой пристройке на иждивение И.И. Мещанинова был сделан третий престол – во имя святителя Димитрия Ростовского. Но престол этот оказался не к месту, стеснял помещение Никольской церкви, обращенной в теплую церковь для зимнего богослужения, а потому в 1832 году был упразднен, а на его месте сооружен большой крест – «Голгофа».

В настоящее время церковь святителя Николая имеет два престола, украшена стенной живописью и иконостасами обыкновенной работы XIX века, не отличается высотой потолков и обилием света. Вследствие этого служить и молиться в ней довольно тяжело. Но так как соборный храм до 1911 года зимой не отапливался, Никольский храм, как снабженный отоплением, являлся местом отправления богослужения в зимнее время. Нижний этаж в том месте, где была усыпальница, приспособлен для калориферного отопления и других хозяйственных надобностей, а под промежуточной пристройкой (под трапезной частью храма) – для помещения привратников и звонарей.

В этом храме замечательны следующие иконы: 1) местная Владимирская икона Божией Матери в иконостасе; 2) Николая Чудотворца в трапезной части храма и 3) апостола Иоанна Богослова.

Колокольня имеет довольно красивую восьмигранную форму, снабжена множеством колоколов, из которых большой, отлитый в 1745 году, весит 195 пудов 10 фунтов и славится в Москве своим гармоничным звоном.

Владимирская часовня находится у святых врат и имеет выход на улицу Большая Лубянка. Часовня украшена большим крестом – «Голгофой» и большими иконами. Она открывается ежедневно на целый день. Многие проходящие мимо заходят в нее, молятся у икон, ставят свечи и делают пожертвования. По желанию некоторых из них здесь совершаются очередным иеромонахом молебны, панихиды и водоосвящение.

Вокруг монастырских церквей по окраинам усадьбы расположены монастырские дома и службы. Непосредственно возле колокольни, налево от святых врат, находятся настоятельские покои. Настоятель проживает в верхнем этаже, а нижний отводится для казначея. В глубине усадьбы с западной стороны стоит большой двухэтажный каменный корпус для братии монастырской, а рядом с ним, по направлению к северу, – каретный сарай и конюшня. На северной стороне, опять-таки в глубине усадьбы, в недавнее время устроен особый корпус для церковно-приходской школы и для временного проживания почетных иноков и случайных гостей.

Bсе вообще монастырские жилые помещения новейшей постройки (не позже XIX века) и потому в археологическом отношении ничего интересного из себя не представляют. Пустые пространства между церквями и домами засажены небольшими палисадниками, что придает монастырской усадьбе приятный вид и скрашивает неправильное расположение монастырских церквей и домов.

С южной и северной сторон непосредственно примыкают к Сретенскому монастырю три принадлежащих ему подворья. На этих подворьях имеются доходные дома, но значительное пространство в них еще не использовано. Кроме подворий монастырю принадлежат следующие угодья: 1) мельница на реке Сестре в Дмитровском уезде Московской губернии с землей в количестве 1095 кв. сажен; 2) земля при селе Никольском, Озерецкое тож, Московского уезда в количестве 6 десятин 160 кв. сажен; 3) дача, именуемая «Румянцева пустошь», в Подольском уезде, с землей в количестве 31 десятины 1561 кв. сажен.

(Окончание следует.)

МОСКОВСКИЙ СРЕТЕНСКИЙ МОНАСТЫРЬ. ЧАСТЬ 2

III. Крестные ходы в Сретенский монастырь из Кремля



Икона Сретения Владимирской Божией Матери. XVII в.

Особенную известность среди московских монастырей Сретенская обитель приобрела торжественными крестными ходами из Кремля в соборную монастырскую церковь. История установления этих крестных ходов такова.

В 1395 году, в дни великого князя московского Василия, сына Димитрия Донского, страшный завоеватель Востока ордынский царь Темир-Аксак, или Тамерлан, с несметным своим полчищем вступил в пределы России и привел ее в ужас. Он уже приближался к пределам рязанским, взял город Елец, пленил князя елецкого, избил многих христиан и, хвалясь опустошить всю землю Русскую и искоренить веру Христову, устремился к сердцу России – к Москве. Тогда великий князь Василий Димитриевич со своим войском вышел к Коломне навстречу врагу и на берегах Оки ждал неприятеля. Сознавая превосходство силы врага, благочестивый князь Василий Димитриевич искал вышней помощи. Он молился с христолюбивым воинством своим и всеми верноподданными своими Богу и Пречистой Богоматери о избавлении своего отечества от нашествия варваров, призывал на помощь себе великих угодников Божиих Петра, Алексия и Сергия и письменно просил из Коломны митрополита Киприана посвятить предстоящий пост перед праздником Успения Богоматери во всем Московском княжестве покаянию и самым усердным молитвам о даровании ему победы над вероломным врагом и, не медля, послать духовенство в г. Владимир принести оттуда чудотворную Владимирскую икону Божией Матери.

Святитель Божий Киприан, возблагодарив Бога, вложившего такую мысль в сердце великого князя, немедленно послал во Владимир почетное духовенство г. Москвы, сам же со своим духовенством и народом день и ночь, не выходя из храма, со слезами молился о даровании любимому князю победы над врагом. Отправленное во Владимир духовенство, после литургии и молебна в день Успения, приняло на свои руки чудотворную Владимирскую икону Богоматери, написанную по преданию евангелистом Лукой, и торжественно понесло ее к Москве. 26 августа, когда честная икона подходила к Москве, митрополит с многочисленным духовенством, с хоругвями из всех церквей, князь Владимир Андреевич Храбрый – дядя великого князя, герой Куликовской битвы – с великокняжеской семьей и весь народ московский поспешили на Кучково поле.

Едва только показалась святая икона, митрополит, князь, духовенство и весь народ пали перед ней ниц, молясь со слезами, чтобы усердная Заступница рода христианского, Царица Небесная оградила Своим пришествием первопрестольную Москву и всю Россию от страшных агарян. На обширном Кучковом поле, у церкви преподобной Марии Египетской, с умилением и мольбой приняли духовенство и народ святую икону, в сопровождении крестного хода понесли ее в Кремль и поставили в Успенском соборе. В умилении народ восклицал: «Мати Божия, спаси землю Русскую!»

И Господь внял молитве верного народа. Совершилось великое чудо: страшный завоеватель Темир-Аксак, устрашенный необыкновенным видением, в тот самый день и час, когда жители Москвы встречали икону Богоматери, поспешно повернул назад, к югу, и совсем оставил пределы Русской земли.

Видение его было следующее. Во сне он увидел перед собой высокую гору, с вершины которой к нему шли святители с золотыми жезлами в руках и грозили ему. А над ними, на воздухе, в лучезарном сиянии явилась Жена благолепия и величия неописанного, окруженная тьмами молниеобразных воинов, которые грозно устремились на Тамерлана. Эта Жена повелевала Тамерлану оставить пределы России. От страшного видения нечестивый царь вздрогнул и, вскочив в ужасе, закричал: «Беда моя! Что значит это страшное видение?» Он трепетал, трясся и как бы обезумел от этого чудного явления и, созвав вельмож, спрашивал о значение этого видения. Сия величественная Жена, ответствовали мудрейшие из них, есть Богоматерь, Заступница христиан. «Итак, мы не одолеем их», – сказал царь Тамерлан и приказал своим полчищам двинуться обратно, к изумлению русских и татар.

Нельзя описать радость москвичей, когда дошло до них известие, что враг земли Русской повернул обратно. Народ славил Заступницу усердную за совершенное чудо. Великий князь, возвратясь в Москву, на том месте, где встретили чудотворную икону, заложил деревянный храм в честь Владимирской иконы Богоматери. Когда церковь была готова, в ней поставлена была копия с чудотворной иконы, а подлинник ее остался в московском Большом Успенском соборе. В 1397 году здесь учреждена была мужская обитель и установлен на все времена крестный ход в эту обитель из Кремля 26 августа.

Второй крестный ход из Кремля в Сретенский монастырь – 23 июня ежегодно – установлен был при великом князе Иоанне III в 1480 году. Поводом к установлению его послужило чудесное избавление в том году Русской земли от нашествия хана Большой, или Золотой, орды Ахмета. Удалениe хана Ахмета знаменовало собой полное свержение монгольского ига. Обсудив последствия этого радостного события в жизни русского народа, князь Иоанн III совместно с митрополитом Геронтием решил увековечить память об этом событии установлением нового праздника Владимирской иконы Божией Матери 23 июня и крестного хода к месту ее встречи – в Сретенский монастырь.

В 1521 году великий князь московский Василий Иоаннович, отец Грозного, с митрополитом Варлаамом установили третий ежегодный праздник чудотворной Владимирской иконы Богоматери и третий крестный ход 21 мая. Установление этого праздника и крестного хода в Сретенский монастырь сделано в память и благодарение за избавление Москвы от нашествия крымского хана Махмет-Гирея, наступавшего с нагайцами, с атаманом литовским казаком Дашкевичем и Саип-Гиреем казанским, передовые отряды которого уже опустошали московские окрестности. Но этот крестный ход существовал недолго. В 1692 году царица Наталья Кирилловна построила у Никольских ворот Китай-города, по обещанию, храм в честь Сретения Владимирской иконы Богоматери. Храм этот был освящен 28 октября того же года, и с 1695 года один из трех ежегодных крестных ходов в Сретенский монастырь, а именно 21 мая, стал совершаться вместо монастыря в этот храм, что продолжается и до сей поры.

Русский православный народ с самого начала своего исторического существования привык публично исповедовать свое признание являемой ему милости Божией торжественными крестными ходами. И чем важнее событие, знаменующее собой проявление милости Божией, тем торжественнее устраиваются и крестные ходы. К числу таких крестных ходов относятся и ходы в Сретенский монастырь. Шествия эти связаны с воспоминанием заступления Русской земли Царицей Небесной в наиболее критические моменты ее существования. И Тамерлан, и Махмет-Гирей со своими грозными полчищами могли бы совершенно разорить Русскую землю и изгладить даже самую память о ее существовании, но благодеющая десница Всевышнего и неустанное заступничество Царицы Небесной всегда были над Русью святой. Сознание этого-то высшего попечения о русском народе и побуждало православных москвичей в течение четырех с лишком веков неизменно каждый год совершать крестные ходы в Сретенский монастырь, несмотря ни на какую погоду и ни на какие новые течения в своей религиозной жизни. В крестных ходах 23 июня и 26 августа стараются принимать участие сами первосвятители Московские совместно со своими викарными епископами, архимандритами, городским духовенством и множеством народа, благодарно вспоминая явленное русскому народу чудо милости Царицы Небесной, молясь за современную Русь, нуждающуюся и теперь в Божественном заступлении, и соединяя свои молитвы с молитвами прежде отшедших святителей, сумевших благоугодить Господу Богу.

IV. Археологические достопримечательности монастыря

Сретенский монастырь за время своего исторического существования не раз подвергался бедствиям от пожаров, неприятельских нашествий и междоусобных смут. Вследствие этого в нем мало сохранилось предметов археологической древности, представлявших собой богатые вклады и подарки со стороны русских князей и боярских фамилий. Особенно много памятников древности погибло во время большого пожара Москвы 29 мая 1737 года, когда в Сретенском монастыре погорели кровли на церквях, теплая церковь во имя святителя Николая, иконы и утварь, кровли на настоятельских и братских покоях… Немало пострадал монастырь и в 1812 году, когда сокровища монастыря частью были вывезены, а частью сокрыты в самом монастыре.

Из памятников старины в настоящее время обращают на себя внимание следующие.

1. Частицы святых мощей преподобной Марии Египетской и благоверного князя Михаила Тверского.

В августе 1700 года чрезвычайный посланник императора Петра I, думный дьяк Емельян Игнатьевич Украинцев, ездивший в Константинополь для договора при заключении мира между Россией и Турцией, был при возвращении из Константинополя благословен от самого Иерусалимского патриарха Досифея частью мощей (плюсна правой ноги) преподобной Марии Египетской. Патриарх выдал ему свидетельствованную грамоту о достоверности этих мощей на греческом языке с переводом на славянский. 13 февраля 1703 года блюститель патриаршего престола Стефан, митрополит Рязанский и Муромский, выдал Украинцеву и от себя свидетельствованную грамоту о том же. 18 февраля 1707 года из дома Украинцева принесена часть мощей преподобной Марии Египетской в серебряном ковчеге с вложенными в него грамотами в Сретенский монастырь для хранения в соборном храме, с тем чтобы в праздник преподобной Марии Египетской, 1 апреля, эти мощи приносились в храм ее и оставались в нем всю неделю для поклонения народного. В 1844 году устроена новая рака – ковчег для святых мощей преподобной Марии Египетской, которые и были переложены туда 15 ноября того же года. В новой раке положена еще часть мощей благоверного князя Михаила Тверского. О построении раки свидетельствует следующая на ней надпись: «Сия рака устроена тщанием московской купеческой дочери – девицы Марии Дмитриевны Лухмановой в вечное поминовение. Ноября 15-го дня 1844 года». Весу в этой раке 10 фунт.

2. С 1761 года в Сретенском соборном храме находится замечательный деревянный резной рельефный крест в громадном киоте за стеклом вышиной около 11 аршин, шириной 6 аршин, бок киота 1 аршин 9 вершков с предстоящими при распятом Спасителе Пречистой Его Матерью и Иоанном Богословом. Кругом креста изображены страдания Господа Иисуса Христа и события из земной Его жизни. Кроме того, здесь же изображены мытарства, несколько видений из Апокалипсиса, внизу креста – ад, а вверху – Царство небесное. Крест со всеми его украшениями вырезан плавильщиком Монетного двора Григорием Семеновичем Шумаевым, потрудившимся над этой работой в течение 30 лет. Поставлен крест в Сретенском монастыре с разрешения Святейшего Правительствующего Синода.

3. Древняя чтимая икона Божией Матери «Владимирская» – местная, в иконостасе соборного храма.

4. Древняя чтимая икона Божией Матери «Всех скорбящих Радость» помещается у левой колонны соборного храма.

5. Напрестольный крест с мощами из червонного золота, осыпанный алмазами, сапфирами, рубинами и другими камнями и сплошь унизанный жемчугом. Как видно из надписи на рукоятке, крест этот сооружен «в лето 7172-е (1664) индикта 2-го при державе великого государя царя и великого князя Алексия Михаиловича, всея Великия и Малыя и Белыя России самодержца и при его государевых благородных чадах: при благоверном царевиче и великом князе Алексие Алексиевиче и при благоверном царевиче и великом князе Феодоре Алексиевиче. Строил сей пречестный и животворящий Господень златый напрестольный крест в церковь к Пресвятой Богородицы в Сретенский монастырь, что на Москве, в Белом городе, а строил сей крест игумен Дионисий того же Сретенского монастыря на церковные, прикладные, синодальные и свечные деньги в похвалу и славу и честь Богу, в Троице славимому, и Пресвятой Богородицы и всем святым». На задней стороне креста имеется следующая надпись: «Спасенное и животворящее древо Креста Господня, камень Господня гроба, камень Святой Богородицы гроба; древо святыя Неопалимыя купины, перст гроба Иоанна Богослова, мощи первомученика Стефана, Даниила пророка, апостола Нассона, Иоанна Златоустого, Петра митрополита, Ионы и Филиппа митрополитов Московских, Иоанна Новгородского, Гурия Казанского, Арсения Тверского, Спиридона чудотворца, Ефрема Сирина, Арсения Великого, великомученика Димитрия Солунского, Феодора Стратилата, Косьмы безсребренника, князя Михаила Черниговского, князя Михаила Тверского, Анастасии Римляныни, царицы Феодоры, мученицы Татианы, Саввы Звенигородского».

6. Крест напрестольный, серебряный, золоченый, на задней стороне которого имеется следующая надпись: «Млеко Пресвятой Богородицы, мощи апостола Петра, Иоанна Богослова, Григория Богослова, Иоанна Златоустого, Димитрия Солунскаго, мученицы Варвары, частицы клобука и шубы Кирилла Белозерского чудотворца, мощи Зосимы Соловецкого, часть майтенцы да посоха чудотворца Александра Свирского». Ниже этой надписи изображение преподобной Марии Египетской и надпись: «Лета 7146-го (1638) при государе царе и великом князе Михаиле Федоровиче всея Руси и при Святейшем Патриархе Иосифе Московском и всея Руси, сделав сий крест поп Иоаким Марии Египетской во храм по своим родителем». Весом 77 золотников.

7. Крест напрестольный, серебряный, вызолоченный, осыпанный жемчугом, с надписью на нем с другой стороны: «7160-го (1652) году, индикта 6-го состроен сей честный крест при державе государя царя и великого князя Алексея Михайловича всея Руси и по благословению великого господина нашего Святейшего Никона, Патриарха Московского и всея Руси, в Сретенский монастырь, что на Москве, на Сретенской улице, при игумене Дионисии». Вес 1 фунт 4 золотника.

8. Евангелие в малый лист, печатанное в Москве в 7190-м (1681) году, при Святейшем Патриархе Иоакиме. На загибе верхней сребро-позлащенной доски Евангелия имеется следующая надпись: «Дана сия книга Евангелие в вечное поминовение в Сретенский монастырь, в церковь Пресвятой Богородицы, по боярину князю Василию Петровичу Прозоровскому и по сродникам его. Лета 7197-го, августа в 26-й день».

9. Евангелие в лист, печатанное в Москве в 1698 году.

10. Евангелие в большой лист на александрийской бумаге, печатанное крупными буквами в Москве в 1759 году и скрепленное по листам следующей надписью: «Сия книга священное Евангелие устроено в обитель Сретения в 1786 году тщанием той обители игуменом Арсением, а выходу из теснения типографского 1759 года, месяца февраля».

11. Потир серебряный, вызолоченный, с следующей резной надписью на поддоне: «Чаша Сретенского монастыря Пречистыя Богородицы, что на Москве, на Сретенской улице». На том же поддоне внизу вырезаны следующие надписи: «Пречистой Богородицы, что на Москве, на Сретенской улице, при игумене Дионисии». И под чашей: «При державе государя царя и великого князя Алексея Михайловича всея Pyси, по благословению великого господина Святейшего Никона, Патриарха Московского и всея Pyси, состроены сии сосуды в Сретенский монастырь. Лета 7162-го индикта 7-го». На дискосе надпись следующая: «Блюдо Сретенского монастыря Пречистыя Богородицы, что на Москве, на Сретенской улице». Такая же надпись имеется и на одном блюдечке. Сосуды весом 1 фунт 501/2 золотников.

12. Две священнических ризы из серебряной позолоченной парчи, затканной шелковыми цветами, с бархатными оплечьями, богато украшенными жемчугом, яхонтами, сапфирами, изумрудами и бирюзой. Время поступления этих риз в монастырскую ризницу неизвестно.

13.       Блюдо серебряное, местами вызолоченное, в середине которого имеется гравированный крест, а кругом его следующая надпись: «Спаси Господи люди Твоя и благослови достояние Твое, победы благоверному царю нашему даруй на сопротивныя и Своя сохраняй крестом люди». На полях же вокруг всего блюда с лицевой стороны находится следующая резная надпись: «В лета 7173-е (1665) индикта в 5-е сотворено cие блюдо в Сретенский монастырь, в церковь Пречистой Богородицы Владимирской, что на Москве Белом городе, на Сретенской улице, а строил сие блюдо той же обители игумен Дионисий на церковные прикладные, и на синодичные, и на свечные огарочные деньги в похвалу и славу и честь Богу, в Троице славимому, и Пресвятой Богородице и всем святым». Вес 3 фунтов 36 золотников.

14. Лицевой синодик 1691 года на 377 листах.

До 1812 года при Сретенском монастыре было кладбище. Никаких памятников от этого кладбища на монастырском погосте до настоящего времени не сохранилось. Уцелело только несколько надмогильных досок с надписями, вделанных в стену на южной и западной стороне собора. Самая древняя надпись – думного дворянина Василия Яковлевича Голохвастова, умершего в 1678 году, а самая поздняя – генерал-майора князя Александра Александровича Прозоровского, умершего в 1769 году. Из других надписей видно, что здесь были погребены князья Вадбольские и Прозоровские, дворяне Лихаревы, Балк-Палевые, Черновы, Павловы, Бахметьевы, Мещериновы, Голохвастовы, Корины, Марковы, Милютины и др. Надписи эти мало-помалу изнашиваются, утрачиваются, и скоро по ним трудно будет судить о погребенных здесь лицах.

Материал подготовлен студентами Сретенской духовной семинарии. Печатается по кн.: Московский Сретенский монастырь / Сост. иеромонах Иосиф. М., 1911.

Иеромонах Иосиф, ризничий московского Сретенского монастыря

6 августа 2009 г.

Поделиться с друзьями/Share and Enjoy:
  • Добавить ВКонтакте заметку об этой странице
  • Мой Мир
  • Facebook
  • Twitter
  • LiveJournal
  • В закладки Google
  • Яндекс.Закладки
  • LinkedIn
  • МоёМесто.ru
  • Сто закладок
  • email
  • MSN Reporter
  • Print
  • RSS
  • Блог Li.ру
  • Блог Я.ру
  • Одноклассники

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *